Панки при дворе короля Артура

326eb100b76152b25c22283f296bf4a8_xl-9708220

«Пусть Pussy отпустят,

а Riot — покарают!»

Александр Пушной

Особенности современной, так сказать, политической дискуссии заставляли задуматься об адекватности оппонентов не раз и не два. Так называемые протестанты, люди, поставившие зрелищность своих акций выше достижения перемен, в необходимость которых они верят. Они не ищут поддержки людей, они раздеваются, расписывая свои тела маловнятными лозунгами, прибивают части своего тела к брусчатке, зашивают свои рты и делают много чего еще, неизменно оказываясь в топах. Но и только.

Понимая это, хочется обратить внимание на процесс, который происходит внутри протестного движения. А именно — в организации, известной как Pussy Riot. Казалось бы, успешная поездка по США, рукопожатие Мадонны, пресс-конференции с вопросами от журналистов, упорно работавших задолго до начала, с позволения сказать, карьеры девушек. Да что там, даже на Олимпиаду в Сочи они проникли, пусть и в виде картинок на «доске» российского сноубордиста.

Но, как говаривал дядя Бен, наставник и воспитатель Питера Паркера, — «Чем больше силы, тем больше ответственности». Под силой, в данном случае, следует понимать известность. «Думай самостоятельно, будь самим собой, не просто принимай то, что дает тебе общество, создавай свои собственные правила, живи своей собственной жизнью», — пишет нам Крейг О’Хара в своей «Философии панка». Что ж, неплохо. «Анархия может быть достигнута только постепенно, через изменение самих людей, и потом других путем убеждения. Анархия может стать реальностью, только, если люди будут контролировать себя — это означает ответственность, наличие закона внутри себя. Анархия сможет существовать, только когда люди начнут действовать ответственно», — объясняет. По крайней мере то, что панк — это не разноцветная прическа или цветная балаклава.

Понять это глубже Алехиной и Толоконниковой, кажется, помогла тюрьма. Вот и диакон Андрей Кураев признал это после беседы с ними, хоть и говорил раньше, что «ум им не добавлен временем пребывания в местах заключения». Добавлен. Молодые женщины занялись, наконец, делом. Правозащитной деятельностью, начало которой производит впечатление настоящей. Тюрьмы российские, надо признать, совсем не курорт, хоть и не Бангкок-хилтон, конечно. И работа по улучшению быта заключенных, который далеко не всегда способствует их исправлению, крайне важна.

Это и Владимир Путин не раз отмечал, например, когда поручил правительству РФ улучшить медико-санитарное обеспечение заключенных в сентябре прошлого года. А уж с христианской точки зрения забота об узниках в темнице, элемент духовного самосовершенствования человека. И даже во время визита в США не ограничились встречей с Мадонной, но и тюрьму местную посетили, на предмет соблюдения там прав человека. Внезапно подумалось, что бы сказал об этом Виктор Шендерович? Ведь он в своем последнем посте, сравнив современную Россию с фашистской Германией, фактически, призвал граждан страны не делать вообще ничего, что бы улучшило жизнь в стране. Ведь тогда, по логике протестанта, Путин может улыбнуться! Его довод «о девочке на коньках» ставит крест и на правозащитной деятельности. Если, конечно, она ставит перед собой цель улучшить жизнь людей в России, а не что-либо иное.

Следующим этапом возвращения в реальный мир, нет, не из тюрьмы, а из эпатажного протестного движения, стало их желание найти себя на выборных должностях государственного или муниципального уровня. В этом они признались New York Times. И это намерение заботиться о благополучии граждан по всем направлениям на какой-либо территории страны, можно только приветствовать. Если оно, конечно, искренне. Может они и на курсы запишутся? Те, что управлением по внутренней политике администрации президента России организованы. Ведь серьезная политическая  работа — это не по амвону скакать, не так ли?

По крайней мере, руководство страны явно заинтересованно в аргументированной дискуссии по большинству вопросов внутренней и внешней политики. Такая дискуссия действительно позволяет принимать более выверенные и, что немаловажно, поддерживаемые большинством, решения. Пока места для обучения доступны лишь для тех оппозиционных партий, что представлены в региональных и местных представительных органах власти. «Яблоко», «партия Пенсионеров», «Коммунисты России», «Республиканская партия», «Гражданская платформа», «Правое дело», «Патриоты России» и «Родина» — активисты этих политических организаций встретятся с преподавателями курсов, станут более профессиональны в отстаивании программных убеждений.

И, по этой логике, Алехиной и Толоконниковой нужно будет определить политическую организацию, которую они будут поддерживать в дальнейшем, выработать или принять какую-то более широкую политическую программу, чем «Богородица, Путина прогони!». Ну, или попытаться очаровать этим незамысловатым лозунгом очаровать население какого-нибудь небольшого избирательного округа.

Ограничения законодательства, которые не позволяют выдвигать их кандидатуры на посты, например губернаторов, мандаты государственной думы или пост президента страны, не должны их смутить. До этого еще далеко. Стоит сперва, получить образование, накопить опыт работы, и серьезной политической в том числе. Быть может, поработать на местном уровне в регионах, с которыми они познакомились, не в последнюю очередь, и благодаря заключению. Да и сторонниками «в реальном мире» российской политики придется обзавестись.

Надо понимать, именно эта ревность к реальности заставила других Pussy Riot, пожелавших остаться анонимными, потребовать в социальных сетях — больше не считать будущих правозащитниц и политиков участницами панк-группы. Для политической карьеры это, даже к лучшему изготовление встроенных шкафов на заказ , если учесть, что, по данным соцопроса ВЦИОМ, почти сорок процентов людей не поддерживают освобождение «участниц группы» из заключения. Если учесть, что 82 процента опрошенных граждан вообще не следили за их историей, то Алехиной и Толоконниковой лучше начать «с чистого листа». Время, как говорится, есть.

Есть и более глубокая причина для Алехиной и Толоконниковой радоваться, что бывшие товарки-протестанты открестились от них. Помните, еще во время судебного процесса, в чем обвинила своих адвокатов другая участница — Екатерина Самуцевич? Фактически, они использовали свое участие в процессе, использовали ее, в своих интересах. Для самопиара, привлечения внимания прессы к своим персонам и, кажется, чего-то более материального. Кстати, адвокаты до сих пор под лишением статуса благодаря ее жалобам ходят. Очередное заседание квалификационной комиссии адвокатской палаты Москвы по этому вопросу должно состояться 26 февраля. Вам не кажется, что другие Pussy Riot намерены были использовать «отсидевших» Алехину и Толоконникову подобным же образом?

Ну да это, по большей части, их дела. Что же касается публики, тем из избирателей, что следят за политикой между кампаниями, должно быть интересно столкновение с реальностью этих молодых женщин. Ведь раньше о них широкой публике даже не было доподлинно известно — в балаклаве какого именно цвета хулиганила та или иная из участниц панк-коллектива.

Итак, Алехина и Толоконникова, сохраняя «антипутинскую» риторику, на деле намерены исполнять работать над задачами, которые ставит Путин и перед правительством, и обществом. Продолжая на словах хулить церковь, они действуют вполне в русле ее проповедей. Из бессмысленного протестного движения они намерены перейти в нормальную такую политическую оппозицию и привлечь к себе не только внимание, но и поддержку, голоса избирателей. И их товарки по панк-коллективу не намерены мешать их саморазвитию. Так что метаморфоза, которая происходит с этими некогда безликими панками, крайне интересна для наблюдения.

Теги: Владимир Путин, Пан Ги Мун

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *